ДВА ГОДА НАЗАД В КАЗАХСТАНЕ НАКАЗАНИЕ ЗА ТОРГОВЛЮ ЛЮДЬМИ СТАЛО БОЛЕЕ ЖЁСТКИМ. СРОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ УВЕЛИЧИЛСЯ ДО ЧЕТЫРЁХ ЛЕТ, МАКСИМАЛЬНЫЙ ОСТАЛСЯ ТЕМ ЖЕ – 15 ЛЕТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ [газетная статья].

В мире самая многочисленная категория пострадавших на почве сексуальной эксплуатации – женщины и дети. У нас она сместилась на второе место, уступив первое жертвам принудительного труда. Как подобные преступления вообще   возможны в XXI веке? Об этом наша беседа с Ниной Балабаевой, руководителем общественного фонда «Родник».

ЖИЗНЬ КАК ТОВАР

– Нина Николаевна, можно ли верить зарубежной статистике, что в 2018 году в Казахстане находилось 75 тысяч рабов? И в этом антирейтинге страна занимала 83-е место из 167, между Таджикистаном и Сингапуром?

–  Никто вам не поручится за точность таких цифр. О количестве можно говорить лишь предположительно. Как выявить и посчитать людей, находящихся в рабстве, если некоторые из них даже сами того не осознают? Даже понимая, что обмануты, подверглись насилию, не считают себя жертвами торговли людьми. Пример из недавних. Во время ковида некоторые наши сограждане, решив сэкономить на строительстве особняков, нанимали рабочих из Узбекистана. Покупали им за свой счёт билеты в Алматы, а дальше события развивались по-разному. С одними расплачивались как положено, другие оказывались на улице без гроша, кого-то принуждали работать на мусорных свалках. Мы помогали этим людям совместно с узбекистанским генконсульством, отправляли их на родину.

– Уродливая гримаса истории: рабовладельческий строй давно канул в лету, а рабы остались. Чем, на ваш взгляд, это можно объяснить?

–  Сегодня, как ни странно, рынком, глобализацией. Люди перемещаются по миру в поисках лучшей жизни, более высокого заработка. Этим пользуются отдельные криминальные дельцы и целые подпольные структуры, присвоившие себе право распоряжаться чужими жизнями как товаром, к тому же имеющим спрос. Конечно, все обстоит не как на древних невольничьих рынках. Рабов не приковывают цепями к столбам, не проверяют состояние челюстей. Но конечная цель остаётся прежней – эксплуатация с целью получения прибыли.

– Неужели человек настолько бывает парализован происходящим, что может покорно его воспринимать?

– У всех по-разному. Довелось помогать 23-летнему таджикскому парню, чья ситуация выглядела дикой: в рабство он попал, будучи проданным близким родственником, у которого возник корыстный интерес. Парень – сирота, готовился вступить в права наследования жилья. От него решили избавиться и завладеть недвижимостью. В нашем мегаполисе юноша переходил от хозяина к хозяину, некоторых потом даже не мог вспомнить. Над ним издевались, и в конце он уже был в отчаянном состоянии, избитый, в ранах от ожогов окурками. Смог как-то выбраться на дорогу, где его подобрал сердобольный таксист и привез в генконсульство Таджикистана. Так началась цепочка оказания помощи человеку – с восстановлением, психологической разгрузкой и отправкой в Душанбе. Там сопровождение парня нашими таджикскими партнерами продолжается во всех аспектах – и по части безопасности, и по его законным квадратным метрам.

ПРАВИЛО ЧЕТЫРЁХ «П»

– Существуют ли механизмы, как справляться с такой напастью?

– Выработана и реализуется международная стратегия борьбы с торговлей людьми. Все ее составляющие начинаются с буквы «п» – преследование, профилактика, помощь и партнерство. Первое осуществляют правоохранительные органы, мы как общественная организация можем присутствовать на этапе доследственных мероприятий, оказывать психологическую и правовую поддержку. Зато на уровне профилактики и информирования населения с целью снижения масштабов подобного криминала у нас есть все возможности, чем мы и занимаемся. Нам звонят на горячую линию партнеры из соседних республик, а бывает, что и ваши коллеги, журналисты. К примеру, поступает информация, что где-то за забором с зеленой птичкой, возможно, содержатся подневольные рабочие. Мы сообщаем полицейским, которым предстоит по одной-двум приметам выяснить точный адрес, срочно туда отправиться. К сожалению, не всегда тревога оказывается ложной…

– Как часто удаётся пострадавшим добиться справедливой кары для своих угнетателей или насильников через суд?

– Дело в том, что многие из жертв предпочитают поскорее перевернуть эту тяжелую страницу своей жизни, отрешиться и успокоиться. Я по образованию психолог и понимаю внутренние мотивы такого поведения. Даже те, кто вначале горит желанием наказать своих обидчиков, потом понимает, что для этого придется как минимум задержаться в чужом городе. А дома жена, дети, надо возвращаться и кормить семью. Мы со своей стороны разъясняем их права, доводим до сведения, что те, кто с ними так поступил, преступники. Они принимают нашу помощь, но мы не вправе заставить людей поменять решение Жертвы сексуальной эксплуатации боятся огласки. Есть момент неверия в справедливость и беспристрастность правосудия, в гуманное отношение со стороны силовиков. Тем более, что греха таить, подобные опасения не всегда беспочвенны…

Есть большая надежда, что с возрождением управлений по борьбе с оргпреступностью (УБОП), где будут отделы по борьбе с торговлей людьми, положение нормализуется, работа будет более качественной и оперативной, а сбор вещественных доказательств – более тщательным.

– Хорошо, что у «Родника» есть партнёры в других странах. А с кем дома вы действуете в одной упряжке?

– Сейчас идёт работа над проектом закона о противодействии торговле людьми, и к счастью для гражданского сообщества, там будет прописан функционал: чем должны заниматься управление соцзащиты, образования, органы прокуратуры, турагентства. Тогда есть надежда, что мы не будем слышать, а это не наша забота. Пока же, честно говоря, прикрываем собой деятельность многих организаций, и в периоды отчетов они стараются к нам «прислониться». Вроде как всё мы делали сообща. Потом этот номер не пройдет. Туризм будет знать, что он отвечает за отправку людей в путешествия с полной информацией о возможных рисках в чужих странах, с памятками, куда обращаться в случае непредвиденных обстоятельств. Подтянутся органы соцзащиты, у которых теперь есть стандарты по оказанию специальных социальных услуг для жертв торговли людьми. Миграционная полиция будет не только ловить нелегалов, но и выяснять, где и у кого они проживают, чем занимаются. Повысится ответственность участковых, которые пока не вполне владеют сведениями обо всех проживающих на их территории.

СРАБОТАЕТ ЛИ ТРЕВОЖНАЯ КНОПКА?

– Похоже, всё общество должно находиться с вами в одном строю…

– В июне мы проводили тренинг для заместителей директоров по воспитательной работе алматинских школ, раскрывали алгоритм работы с классными руководителями, семьями, старшеклассниками. Информация должна распространяться, как круги по воде, тогда она станет действенной.

Впереди тренинги для сотрудников здравоохранения. Казалось бы, где они, а где торговля людьми! Оказывается, и здесь может сработать тревожная кнопка. Скажем, в Спид Центры «мамы Розы» приводят на проверку своих подопечных. Но если девушка не добровольно оказывает секс-услуги, а по принуждению? Врач обязан идентифицировать ситуацию и, поняв, что перед ним пострадавшая, обязательно включить все необходимые рычаги реагирования.

К подобной сутенерше угодила молодая женщина с двумя детьми, приехавшая из маленького города и по рекомендации устроившаяся домработницей с обычным кругом обязанностей – уборка, полив цветочков. Вместо цветочков оказались ягодки. Детей у нее забрали как заложников и вынудили предоставлять интимные услуги клиентам притона. Наудачу один оказался совестливым, узнав, что перед ним пленница, дал телефон, по которому женщина позвонила в полицию.

Недавно мы проводили заседание большого круглого стола с участием уполномоченного по правам человека, комиссии по правам человека при президенте РК, представителей министерств внутренних дел, социальной защиты. Речь шла о приютах для жертв торговли людьми, об изъянах подушевого финансирования, о пересмотре отдельных статей бюджета.

И конечно, о том, что вселяет оптимизм. На законодательном уровне принято решение, по которому иностранные граждане, не имеющие легального статуса в нашей стране и ставшие жертвами принудительной эксплуатации, могут теперь получать помощь наравне с казахстанцами.

Два года назад президент в послании народу Казахстана, говоря о борьбе с торговлей людьми, констатировал, что наша страна «в глазах международного сообщества выглядит неважно». Глава государства дал наказ правоохранительным органам улучшить процедуру расследования таких преступлений, строго наказывать за них в судебном порядке, отметил необходимость скоординированных действий государственных органов. Сегодня есть все возможности, чтобы при активном участии гражданского общества эта проблема начала последовательно и успешно решаться.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *